• О проекте
  • Публикации
  • События
  • Объявления
  • Контакты
  • ОХРАНА ЗДОРОВЬЯ В ЗОНЕ
    ЧЕРНОБЫЛЯ
    Оздоровительные и экологические программы, связанные с Чернобыльской зоной отчуждения.

    Этот проект финансируется ЕВРОПЕЙСКОЙ КОММИССИЕЙ

    This project is financed by the EUROPEAN COMMISSION

    Юрий Бандажевский: Последствия Чернобыля признавать невыгодно

    Белорусский ученый Юрий Бандажевский оценил для DW экологическую обстановку в регионе через 30 лет после взрыва на ЧАЭС. По его мнению, жертвы аварии не получили эффективной помощи.

    Власти Беларуси и Украины постепенно увеличивают площадь территорий, где после аварии на Чернобыльской атомной станции разрешается проживание и некоторые виды хозяйственной деятельности. Так, согласно январскому постановлению Совмина РБ, с 2016 года из числа территорий, загрязненных радиацией, исключены еще 203 населенных пункта. Теперь пострадавшими считаются 2193 населенных пункта, где проживает около 1,1 миллиона белорусов.

    Жители чернобыльского региона

    По данным Минэкологии Украины, зона отчуждения с запретом на проживание также будет ограничена 10-километровым радиусом, а за пределами 30-километровой зоны ЧАЭС - во 2-й и 3-й зонах, где ранее допускалось только вынужденное и добровольное переселение, будет разрешено жить.

    В интервью DW глава киевского Координационного аналитического центра "Экология и здоровье", доктор медицинских наук Юрий Бандажевский оценил ситуацию в регионе через 30 лет после взрыва реактора на Чернобыльской АЭС. Центр занимается проблемами влияния радиации на организм человека и разработками мероприятий по уменьшению ее вреда.

    DW: Насколько сейчас безопасна для здоровья проживающих обстановка в регионах вокруг Чернобыля?

    Юрий Бандажевский: Я считаю, что и через три десятка лет после аварии на ЧАЭС ситуация не изменилась настолько, чтобы можно было беспечно проживать и вести сельскохозяйственную деятельность на этих территориях. Да, радиационный фон цезия-137 и стронция-90, обладающих периодом полураспада около 30 лет, действительно уменьшился. Но продуктом полураспада цезия является барий, который практически не выводится из клеток.

    Опасность же заключается в том, что для нанесения вреда здоровью достаточно постоянного воздействия радиоактивных элементов, как это и было на протяжении многих лет. Можно сколько угодно говорить, что радиоактивный фон уменьшился, и если с дозиметром по поверхности пройтись, можно сказать - все хорошо. Но радионуклиды мигрировали в толщу почвы, они попадают по биологическим цепочкам в растения, организмы животных и человека, поражают клетки жизненно важных органов. Это стараются не учитывать те, кто говорит о безопасном проживании на территориях, пострадавших от аварии на АЭС.

    DW: Какие заболевания наиболее характерны в регионах, близких к Чернобылю?

    Изменения, происходящие в организме человека под влиянием радиоактивных элементов, вместе с коллегами я начал изучать на пятом году после взрыва на ЧАЭС, когда работал в Беларуси и организовал медицинский университет в Гомеле. Тогда мы фиксировали серьезные патологии внутренних органов - головного мозга, сердца, эндокринной системы, которые можно было оценивать как результат прямого радиотоксического воздействия. Но официальные структуры не хотели связывать причину и последствия. А между тем в Ветковском районе Беларуси умерли многие из детей, которых мы наблюдали в 1993-1995 годах.

    Радионуклиды провоцируют нарушения генетического аппарата клеток, который обеспечивает нормальный рост тканей. Например, в Иванковском районе, расположенном рядом с Чернобыльской станцией, и на белорусском Полесье у обследуемых центром "Экология и здоровье" детей отмечен очень высокий уровень метаболических процессов, свидетельствующих о наличии различных патологий. А у проживающих там взрослых регистрируется высокий уровень онкологии.

    Юрий Бандажевский

    Надо учитывать, что жертвами воздействия могут быть и те, кто проживает на значительных расстояниях от ЧАЭС, но получает оттуда продукты питания. В Беларуси после аварии в Чернобыле какие-то умники придумали перемешивать "чистые" продукты с "грязными". В Гомельской области для получения сельхозпродукции сначала тайно, а потом открыто использовались загрязненные земли, зерном оттуда кормили скот. Продукты из региона и сейчас доставляются по всей республике. Теперь же дело дошло до того, что сами эти территории переводят в разряд "чистых" и экономят на социальных выплатах.

    DW: Насколько эффективно внедряются на практике разработки мероприятий по уменьшению вреда радиации на организм человека?

    Чем больше я изучаю последствия Чернобыльской катастрофы, тем больше понимаю беспомощность ученых, которые могут только констатировать наличие проблем через 30 лет после взрыва на ЧАЭС. Да, мы пытаемся помочь онкобольным детям в рамках программ, которые финансирует Евросоюз. Но мы не можем оказывать эффективную помощь всем жертвам аварии и предупреждать возникновение заболеваний. Для этого нужен другой подход, а власти совершенно не реагируют на призывы защищать здоровье людей.

    Я задаю себе этот вопрос - что делать? Чтобы генетические нарушения не проявлялись, нужно отселять огромное количество людей, кормить их идеально чистой продукцией, не только не содержащей радиоактивных элементов, но и продуктов их распада. Это практически невозможно на территориях бедных коррумпированных стран. Власти же не заинтересованы в том, чтобы устанавливалась какая-либо связь между заболеваниями и радиационным фактором, хотя он есть и будет существовать.

    Признавать это невыгодно, нет денег. Тем более в Беларуси, где в Островце строится атомная электростанция. Думаю, что эта затея может принести много горя. Такой вывод я делаю из ситуации на украинском и белорусском Полесье, где люди пострадали и будут еще десятки лет страдать от последствий катастрофы на ЧАЭС.

    Источник: http://www.dw.com/ru/юрий-бандажевский-последствия-чернобыля-признавать-невыгодно/a-19195053